озлова Ќ. Ќ., —андомирска€ ». ». ''я так хочу назвать кино''. "Ќаивное письмо": опыт лингво-социологического чтени€. ћ., √нозис; –усское феноменологическое общество, 1996.
 
¬ начало документа
¬ конец документа

 озлова Ќ. Ќ., —андомирска€ ». ».

"я так хочу назвать кино". "Ќаивное письмо"


ѕродолжение. ѕерейти к предыдущей части текста

ѕ–»Ћќ∆≈Ќ»≈: ћетод и процедура правки

ѕри анализе текста-произведени€ (т. е. публикации) мы обращались к пособию по редактированию ƒ.Ё.–озентал€ [[–озенталь ƒ.Ё. —правочник по правописанию и литературной правке (дл€ работников печати) Ћ.:  нига, 1985.]], которое пользуетс€ заслуженным уважением профессиональных литературных работников.

¬сю редакторскую правку мы рассмотрели в двух отношени€х:

(1) Ѕлагозвучие: –едактирование речевого потока и создание св€зного текста;

(2) Ћитературна€ правка: ‘онетика, морфологи€, лексика и фразеологи€.

(1) Ѕлагозвучие

  числу абсолютно неприемлемых употреблений оригинала относитс€ расстановка знаков препинани€. ” ≈. иселевой знаки препинани€ по€вл€ютс€ эпизодически и случайно. Ќет смыслового различи€ между точкой и зап€той. «ап€тые как знаки конвенционального пор€дка (выделение придаточных, оборотов и пр.) ей не известны. ƒеление на предложени€ и абзацы по меньшей мере очень условно. –едактор расставл€ет знаки препинани€, интонационно размечает текст с помощью тире, двоеточий и точек с зап€той, "разносит" диалогические фрагменты по репликам с помощью кавычек и дpугих показателей пр€мой и несобственно-пр€мой pечи, разбивает текст на предложени€ и абзацы, пpидава€ ему правильную нарративную структуру. ѕриведем лишь два примера:

¬ оригинале: "—лышим наши говор€т но еще мы в окопе подошол салдат молодой и кричить здес немцы в блиндаже и выстрилил только в землю, а мы кричим это мы жытели, солдат открил блиндаж, а мы не живие не мертвие, как говоритс€, а солдат говорить чиво вы молчите, а € думал что тут ховаютс€ немци, а у нас сил нету кричать, сколько вы здесь сидите, два дн€ и ноч, ой боже вылазте, вылизли мы, а мама все лежить в €ме недозарыта ну и кончилс€ бой, и € начала хоронить маму, а то не дали закопать, да еще и солдата положили убитого уместе с мамой замотала в шинель бо нечем было накрить и надеть, без гроба"[[÷ƒЌј, ф. 115, ед.хр. 1, л. 8. ƒалее цитаты из оригинала отмечаютс€ буквой "ќ" там же указываютс€ листы оригинала).]].

¬ опубликованном тексте: "—лышим, наши говор€т, но еще мы в окопе. ѕодошел солдат молодой и кричит: здесь немцы в окопе, и выстрелил, только в землю, а мы кричим, это мы, жители. —олдат открыл блиндаж, а мы ни живые, ни мертвые, как говоpитс€. ј солдат говоpит, чего вы молчите, € думал, здесь ховаютс€ немцы, а у нас сил нету кричать. —колько вы здесь сидите - два дн€ и ночь - ой боже, вылазте, а мама все лежит в €ме недозарыта.  ончилс€ бой, и € начала хоронить маму, а то не дали закопать, да еще и солдата положили убитого вместе с мамой - замотала в шинель, больше нечем было накрыть и надеть, без гроба" [[Ќовый мир, 1991, є 2, с. 2. ƒалее в скобках "ѕ" (публикаци€) с указанием страниц.]].

¬ оригинале: "Ѕыл еще мамин сын ¬ит€ шеснадцатилетний когда война началас€ их малолеток, эвакуировали в тыл, она его выпроводила из сумкой запличами но он вернулс€, и был при немцах дома говорить что мол € буду им коней кормить оны мен€ не тронуть, €ж малолетка кому € нужен неужели Ќемцы мен€ убють я же не к чему. но когда мама была жива то его ругала его зачем ты вернулс€. ћама когда выпровожала ¬иктора в тыл сильно плакала, падала ему на плечи, и на сумку, которую она наготовила ему в дорогу, ћама куда € пойду кому € нужон, хто мен€ там ждет, он ей говорил, а маме жалко было его чуть у обморок не падает кричить, ты-ж мой сыночек, ну если эти изверги Ќемци убють тиб€ на моих глазах, как ты думаеш легко мне будит она с ним и ругалас€ и плакала и обратно посилала, но он упр€милс€, пока нету здес в х.Ќовозвановке немцов уходи, но он неслушалс€" (ќ, л.13-14).

¬ опубликованном тексте: "Ѕыл еще мамин сын ¬ит€ шестнадцатилетний.  огда война началась, их, малолеток, эвакуировали в тыл. ќна его выпроводила с сумкой за плечами, но он вернулс€ и был пpи немцах дома. √овоpит, что, мол, € буду им коней кормить, они мен€ не тронут - € ж малолетка, кому € нужон, неужели немцы мен€ убьют? я ж ни к чему! Ќо когда мама была жива, то его ругала: "«ачем ты вернулс€!" ћама, когда провожала ¬иктора в тыл, сильно плакала, падала ему на плечи и на сумку, которую она наготовила ему в дорогу. "ћама, куда € пойду, кому € нужон, кто мен€ там ждет?" - он ей говорил, а маме жалко было его - чуть в обморок не падает, кричит: "“ы ж мой сыночек, ну если эти извеpги немцы убьют теб€ на моих глазах, как ты думаешь, легко мне будет?" ќна с ним ругалась и плакала и обратно посылала, но он упр€милс€. "ѕока нету здесь, в Ќовозвановке, немцев, уходи", но он не слушалс€" (ѕ, с.12).

 ак мы видим, "ошибки" пунктуации подвергаютс€ активнейшей пpавке. Ёто область абсолютно неприемлемых авторских употреблений, что объ€снимо: без знаков препинани€ текст плохо декодируетс€, его приходитс€ слишком долго расшифровывать, "озвучивать", нарушаетс€ коммуникативный план произведени€ как высказывани€ именно письменной pечи.  иселевское наивное письмо трудно восприн€ть "глазами", надо об€зательно проговорить текст "про себ€", придать ему интонационное оформление. —оздание правильной пунктуации - первый шаг по приданию речевому потоку текстовых свойств нормативного письма и, следовательно, публикабельности.

“ем не менее, публикаци€ воссоздает в тексте привкус устной pечи. ƒелаетс€ это не за счет сохранени€ первоначального, иногда почти бессв€зного потока pечи, а гораздо более сложными, чрезвычайно искусными средствами. ѕрием редактора в самом общем виде можно описать как переформатирование.  оннотации "устности", т.е. "наpодности" создаютс€ за счет гибкого подхода к синтаксису и лексике.

ѕассмотрим некоторые эпизоды пpавки синтаксиса.

ѕpавке подвергаютс€ случаи нарушени€ синтаксической св€зи, особенно типичное дл€ неграмотной pечи смешение дательного и родительного падежей: "...привезла [умирающего отца - јвт.] к тети »рине  ишмаревой на ул. јртема, є 35"(ќ, л. 5); "... привезла к тете »рине  ишмаревой на ул. јртема 35"(ѕ, с. 10); "ѕоблагодарила € генералу ћызникову..." (ќ, л. 25); "поблагодарила € генерала" (ѕ, с.15); "ну и € поехала к мамы" (ќ, л.15); "ну, € и поехала к маме" (ѕ, с. 12).

—реди носителей литеpатуpной pечи такого pода ошибки ассоциируютс€ с коннотаци€ми "бескультурь€" (а не "наpодной культуpы"!), 'социальной деклассированности' (персонаж ѕайкина). ќбpаз ≈. иселевой создаетс€ как народно-поэтический, и коннотации люмпенизированности ему бы противоречили. ѕоэтому ошибки управлени€ исправл€ютс€ редактором неукоснительно.

»справл€ютс€ и ошибки согласовани€, снимаетс€ избыточное повторение членов предложени€ "...эти люди оказалис€ знакомые мне моего мужа  иселЄва √авриила ƒмитриевича..." (ќ, л.10); "Ёти люди оказалис€ знакомые моего мужа  иселева √авриила ƒмитриевича по работе..." (ѕ, с. 12); "...нас чуть не сели вошы как горох по нас лаз€т" (ќ, л.10); "...нас чуть не съели вошки - как горох по нам ползали" (ѕ, с. 11).

¬ приведенном ниже случае выправл€етс€ смешение двух повелительных конструкций: "...и он сказал старшине отету женщину с детьми, когда будиш ехать за снар€дами в  алиново и пусть садитс€ на бричку..." (ќ, л.10); "¬от возьми эту женщину с детьми, когда будешь ехать за снар€дами в  алиново... » пусть садитс€ на бричку..." (ѕ, с. 11).

ѕриведем пример условно-допустимой ошибки согласовани€ в числе, котора€ исправл€етс€ лишь частично: "... было у нас два сына ¬ит€ и “ол€, рожденые в 1935 году 5.IV, а јнатолий с 1941 г. 22 июн€" (ќ, л. 1); "... и было у нас два сына, ¬ит€ и “ол€, рожденные в 1935 году 5.IV, ¬иктор и јнатолий с 1941 года, 22 июн€" (ѕ, с 9-10).

ѕодвергаютс€ пpавке случаи редукции и контаминации придаточных, также характерные дл€ русской разговорной речи [[ѕодробно о проблемах разговорной речи см.: –усска€ разговорна€ речь: “ексты. ћ.: Ќаука, 1978; –усска€ разговорна€ речь. ‘онетика. ћорфологи€. Ћексика. ∆ест. ћ.: Ќаука, 1983; –усский €зык в его функционировании.  оммуникативно-прагматический аспект. ћ.: Ќаука, 1993.]]: "Ќам с улицы как придем отец говорил"; " ак мы придем с улицы, отец говорил"; "Ѕыла в живых мо€ мама говорила, вот когда прийдет ¬ан€ из јрмии буду женить, увес хутор созову..." (ќ, л. 13); " огда была в живых мо€ мама, говорила: "¬от когда придет ¬ан€ из армии, буду женить. ¬есь хутор созову..." (ѕ, с. 12).

Ѕессоюзное употребление придаточных вpемени ([когда] была в живых мо€ мама, [когда] буду женить) в одном случае правитс€, в дpугом нет. Ёту бессоюзную конструкцию, следовательно, можно рассматривать как условно-допустимую.

«ато случаи контаминации главных и придаточных предложений не допускаютс€. (Ѕыла в живых мо€ мама говорила =  огда была в живых мо€ мама + ћо€ мама говорила)

Ќапpимеp, сочетание это врем€ вместо в это врем€ в примере ниже можно интерпретировать и как подлежащее главного (¬от и настало это врем€), и как обсто€тельство вpемени придаточного предложени€ (¬ это врем€ мы с ним разлучилис€). —нима€ контаминацию, редактор выбирает первый ваpиант, с точкой после слова врем€: "¬от и настало. Ёто врем€ мы сним розлучилис€..." (ќ, с. 15); "¬от и настало это врем€. ћы с ним разлучилис€" (ѕ, с. 13).

≈ще случай сн€ти€ контаминации и избыточности (обсто€тельства места где и в этом хуторе): " огда началас€ война мен€ он с детками отправил до мамы и отца в хутор Ќовозвановку ѕопасн€нского р/н, где мое детство проходило в этом хуторе..." (ќ, л.1); " огда началас€ война, мен€ он с детками отправил до мамы и отца на хутор Ќовозвановку ѕопасн€нского p/на, где проходило мое детство..." (ѕ, с. 10). ¬ данном случае избирательный подход к пpавке про€вл€етс€ в случа€х ненормативного пор€дка слов: последовательность мен€ он из детками сохран€етс€, тогда как последовательности где мое детство проходило придаетс€ правильный пор€док слов.

"ƒефектный" синтаксис сохран€етс€ редактором и дл€ речевой характеристики персонажа: "ј тет€ »рина настаевает хорони смотри не остав ево у мин€ а сама уйдеш..." (ќ, л. 5); "“ет€ »рина настаивает: хорони, смотри, не оставь его у мен€, а сама уйдешь..." (ѕ, с. 10).

ћожно предположить, что оппозици€ абсолютно неприемлемого и условно допустимого в пpавке отвечает цел€м создани€ речевых характеристик, пон€тных дл€ носителей литеpатуpной pечи. ѕpи редактировании pечи ≈. иселевой правка не стремитс€ к абсолютной пpавильности, но скорее т€готеет к красивым фольклорно-песенным интонаци€м, что "возвышает" образ автоpа. ¬ несобственно-пр€мой pечи тети »рины - гpубой и жестокой женщины - дефектный синтаксис, с его €сно различимыми интонаци€ми визгливого слободского говора, призван подчеркнуть отрицательные черты персонажа. ћы видим, как, а ходе pедактиpовани€ вноситс€ оценочна€ характеристика персонажей, осуществл€етс€ расстановка "сил добра и зла" такими коннотативными методами, котоpые легко считываютс€ культуpным читателем.

  сожалению, мы не имели возиожности рассматривать вопросы создани€ наррации (анафора, сюжет, фабула и прочие текстообразующие средства) но специалист по анализу дискурса легко восполнит этот пробел.

(2) Ћитературна€ правка

 ак показывает анализ пpавки, к числу абсолютно неприемлемых следует отнести погрешности против орфографии. ¬о всем тексте ѕубликации нам удалось найти только одну орфографическую ошибку (вылазте вместо вылазьте), котора€ скорее всего есть pезультат опечатки.

ћежду тем, ≈. иселева пишет "со слуха", ее собственный способ написани€ безразличен к ноpме. „аще всего ее орфографи€ носит хаpактеp фонетического письма. ќна фиксирует слово в его реальном звуковом аспекте, во всем богатстве фонетических законов: лижбе / лишь бы (озвончение корн€ и редукци€ заударного гласного); афицианка/официантка (редукци€ предударной и выпадение взрывного согласного после сонорного); машына/машина (твердое произношение 'ш'); зделаю/сделаю (озвончение спиранта); фторой, фтора€ (оглушение щелевого пеpед глухой).

“аких примеров множество, не откажем себе в удовольствии привести еще несколько на переразложение и опрощение: дожлива€/дождлива€; дощь/дождь; щасливые/счастливые и многие другие.

„асто авторское написание отражает диалектные особенности фонетики (пишущий живет "на стыке" русской и украинской pечи). Ёти случаи также подвергаютс€ строжайшей чистке: усЄ/все; увес/весь; уместе/вместе; хто/кто; нехто/никто; отету/вот эту; отето да/вот это да; сем€/семь€; ночу/ночью; всерамно/все равно; скровный/скромный и т.д.

ѕравописание оригинала отражает и социолектные особенности устной pечи: слова чуждой (письменной) культуpы, знакомые лишь на слух: совбес/собес;  арабасы/карабахцы (т.е. жители Ќагорного  арабаха); командещему/командующему; дыбеж/дебош; дубаширить/дебоширить; отченаш/"ќтче наш"; всюношна€/всенощна€; нарсоли/антресоли; паликмахтер/парикмахер; гладиголусы/гладиолусы.

«десь много т.н. вульгарных (народных, ложных) этимологий: совбес/собес, дыбеж/дебош,  арабас/ арабах ассоциаци€ с  арабасом-Ѕарабасом и т.д.).  онечно, такие "ошибки" чрезвычайно красноречивы. –едактор пользуетс€ ими осмотрительно. ѕpидава€ ложным этимологи€м стандартный вид, редактор отказываетс€ от возможности подчеркнуть коннотаци€ми низкое социальное положение ≈. иселевой: ведь в глазах "благородного" читател€ это может снизить ее образ. ≈ще pаз укажем, что пpизнаки "простоты" в авторском "я"  иселевой редактор предпочитает передавать коннотаци€ми народно-поэтическими, в самом крайнем случае (см. ниже) "этническими" средствами, но никогда за счет коннотаций 'бескультурь€', 'деклассированности' и 'городского низа', хот€ pукопись ≈. иселевой не только допускает и такое прочтение, но и взывает к нему. Ёта особенность пpавки имеет принципиальный хаpактеp.

ƒл€ орфографии оригинала характерно неразличение фонем [э] и [е], [и] и [ы]: отету/вот эту; отето да!/¬от это да!; жыви/живы; вошы/воши; машыни/машины; немци/немцы и пр.

 ак единственный случай ограниченно-допустимого употреблени€ в орфографии оригинала сохран€етс€ правописание слова с заглавной буквы: войска –уские/войска ѕусские. ¬ остальных случа€х (госпиталь Ќемецкий, Ѕан€, Ўахта и др.) не мотивированна€ ноpмой больша€ буква исправл€етс€ на прописную.

“аким обpазом, редактор-читатель ставит строжайший запрет на нарушени€ орфографии. Ётот запрет Ш pезультат культурной конвенции и культуpного ограничени€. ¬ отличие от запрета на наpушение пунктуации (см. выше) он не вызван потребност€ми декодировани€ pечевого потока. Ёто "ноpма ради ноpмы". »з этого наблюдени€ можно сделать два вывода:

(а) либо правописание действительно не несет в себе коннотаций, котоpые были бы значимы дл€ носител€ литеpатуpной pечи, и, следовательно, не может участвовать в создании "образа", т.е. в принципе не работает в качестве "стилистического средства";

(б) либо запрет письменной культуpы на наpушение орфографической ноpмы и стилистическое использование нетрадиционной орфографии носит настолько глубинный хаpактеp и настолько непреложен, что не может нарушатьс€ даже в интересах "художественности". Ќаши наблюдени€ над правописанием в свете культурных ноpм и идеологических позиций заставл€ют склонитьс€ к последнему выводу.

ќт фонетического перейдем к морфофонологическому и морфологическому уровн€м. «десь особенности звукопередачи сочетаютс€ с особенност€ми грамматики, поэтому коннотации "играют" большим числом факторов.

Ќа морфо-фонологическом уpовне (звук-морфема) мы наблюдаем в основном случаи абсолютно недопустимых употреблений и радикальную "чистку" текста. Ќапpимеp, частица -ть инфинитива и окончание 3 л. ед.ч. наст. вр. глагола -т (которыми автоp pукописи пользуетс€ произвольно) выправл€ютс€ всегда: салдат говорить/солдат говоpит; солдат кричить/солдат кричит; ...мама все лежить недозарыта€/мама все лежит...; помоч/помочь; розлучитс€/разлучитьс€ и т.д.

“акже как и показатели инфинитива и личной формы, абсолютно недопустимыми €вл€ютс€ и ошибки в раздельном/слитном написании морфем: от чего/отчего; не на долго/ненадолго; недовас/не до вас; нехочу/не хочу; непонимаю/не понимаю; сели/съели; изист/изъест; на утро/наутро; незнал/не знал; всеже/все же; невесьма/невесьма и т. п.

¬ подавл€ющем большинстве случаев редактор исправл€ет правописание приставок, суффиксов и окончаний: скупать/искупать; росталис€/расстались; розличитс€/разлучитьс€; прикратилс€/прекратилс€; тем временим/тем временем; будиш/будешь и т.д.

≈. иселева регул€рно употребл€ет вместо предлога тв.п. с предлог из (ис), а вместо предлога пр.п. в - предлог у: я ис детми побежала в подвал...; –ибенок у подвале на бур€ках лежить...; ...не вернулас€ она у подвал...; [поговорила] из сержантом; ...мен€ он из деткамы отправил до мамы и отца...; ...он незнал где € из детми; ...опух из голода (pод.п.)/опух от голода и пр.

¬ ѕубликации этим контекстам придаетс€ правильный ноpмативный вид. ѕодобные дефекты правописани€, как можно полагать, не обладают стилистическим потенциалом. »ными словами, носитель литеpатуpной ноpмы Ш потребитель печатного слова Ш не извлечет из этих дефектных форм никакой информации, кpоме ощущени€ безграмотности и бескультурь€, что неизбежно снизит образ пишущей.

ќднако р€д случаев употреблени€ морфологических сpедств относитс€ к числу стилистически маркированных (т.е. несущих потенциальные коннотации). ќни рассматриваютс€ как ограниченно допустимые. “ак, сохран€€ употребление предлога до (кого) вместо к (кому), редактор создает устойчивое впечатление этнической окрашенности текста: ...мен€ он с детками отправил до мамы и отца...; ...она пошла до мужа сестры √аши...; ...побежала до ƒамаскиной ≈фросиньи...; ...побежали до Ѕондаревских в блиндаж в огороде...

“о же можно сказать об окказиональных условно-допустимых употреблени€х: узнать за ниво/узнать за него (а не о нем).

¬ысока€ стилистическа€ продуктивность обнаруживаетс€ у глагольной возвратной частицы -сь/с€: началась/началас€, телепалась/телепалас€ и пр. ѕравописание -с€ вместо нормативного -сь в оригинале немаркировано, в ѕубликации же эта оппозици€ приобретает смысл: нормативна€ (нейтральна€) форма -сь вводитс€ в контексты "фактов", а народно-поэтическа€ форма -с€ сохран€етс€ только в эмоционально окрашенных контекстах, в качестве средства придани€ экспрессивности: ...не вернулас€ она в подвал, погибла...; ...началис€ мои страдани€...; ћы с ним разлучилис€...; ...упал снар€д в хату и стен не осталос€...; ...кл€нус€, дорога€...

¬ экспрессивно-нейтральных случа€х редактор правит киселевское -с€ на общеприн€тое -сь: ...и встала из брички и вернулась к бричке за табаком...;  огда началась война, его эвакуировали с машинами...; ...когда готовились немцы наступать на нас, русские тоже знали и готовились.

"Ёкспрессивное" -с€ придает тексту коннотацию наpодности, песенности, сказовости. Ёто речева€ характеристика пишущей как носител€ народно-поэтической культуpы.

ћы исходили из гипотезы о том, что pазделение "ошибок" на абсолютно неприемлемые и ограниченно-допустимые св€заны с общим процессом pедактиpовани€ коннотаций. –едактор избегает коннотаций малообразованности и деклассированности.

Ётот вывод подтверждаетс€ и анализом лексических замен и контекстами сочетаемости. «десь с гораздо большей очевидностью про€вл€етс€ тенденци€, которую мы уже отметили дл€ случа€ с возвратной частицей -с€. ”потребление -с€ как маркированного элемента "приберегаетс€" дл€ случаев создани€ экспрессивной доминанты, дл€ расстановки коннотативных ударений-эмфаз, дл€ создани€ смысловых ударных центров. “очно так же дл€ придани€ экспрессивности тексту сохран€ютс€ некоторые лексические и фразеологические особенности оpигинального текста. Ќа лексическом уpовне, естественно, эта тенденци€ интерпретации-правки наиболее очевидна. «десь мы рассмотрим только коннотативно нагруженные фрагменты пpавки и попытаемс€ окончательно уточнить pепеpтуаp коннотаций и культурных кодов, примен€емых дл€ создани€ конструкции ѕубликации.

¬ течение 3 дней./„ерез три дн€: редактор снимает "административно-командный" оттенок выражени€ "в течение ’ дней", очевидно, заимствованный из бюрократического дискуpса.

"...а на стационар не ложут..." (ѕ, с. 10): сочетание терминологического стационар с ненормативным предлогом (на вместо в) и ненормативной формой глагола (не ложут) создает коннотацию органичности, непринадлежности пишущей миpу "учености". —пециальный €зык в контексте наpодной pечи создает комический эффект.

ѕартийный оригинала в публикации мен€етс€ на партейный (ќ, л. 1, ѕ, с.10). —ловечко используетс€ как штамп, прин€тый в советской литературе дл€ передачи разговорной pечи "простого человека".

 оннотации "простоты" создаютс€ за счет закрепленности этого штампа в сознании советского читател€ за определенными контекстами "партийности + наpодности".

ѕедактор сохран€ет народную этимологию в случае всюношна (исх. всеночна€)/всюночна€: всю ночь -> всюночна€ (коннотаци€ простоты). —охран€етс€ калидор вместо коридор: еще один штамп, прин€тый пpи литеpатуpной передаче наpодной pечи. —охран€етс€ [запуталс€] как павук в павутине/как паук в павутине (этнические коннотации "украинскости"). ” читател€ создаетс€ ощущение пограничности текста. ’арактерно применение этнической коннотации дл€ создани€ очень сильной эмоциональной доминанты и эмотивной модальности "пpезpение" [[“ели€ ¬.Ќ.  оннотативный аспект семантики €зыковых единиц. ћосква: Ќаука, 1986.]]. —охран€етс€ ревнавал чуть не до столба/ревновал чуть не до столба (правильно: ревновать к):  оннотаци€ 'украинскости' в контексте просторечной фразеологии создает комический эффект "незлобливого наpодного весель€". „итатель "Ќового миpа", приобщенный к бахтинской теории смеховой культуpы, этот сигнал редактора мимо ушей не пропустит.

—охран€етс€ как гамно на цедилке/как гамно на цедилке. √руба€ просторечность фразеологизма см€гчаетс€ за счет воспроизведени€ фонетики: непечатное слово превращаетс€ в экзотическую речевую характеристику, коннотаци€ "некультурности" пpи этом переводитс€ в коннотацию "культурной невинности".

“е же смеховые коннотации "культурной невинности", воспроизвод€тс€ по отношению к области культуpного досуга: картибалет/картибалет/кордебалет. ѕод словом кордебалет  иселева понимает скандал, шум, ссору. ј вот пример передачи несобственно-пр€мой pечи в атмосфере деревенской гул€нки.  оннотаци€ 'наpодности' отсылает к идее гармоничной деревенской культуpы. –едактор мен€ет завсигда на завсегда (но не правильный ваpиант всегда). “о же самое случай кур€ми/кур€ми (но не курами). ќтказ от правки служит созданию общего настроени€ на правах "сочного мазка".

¬ случае одна одну/дpуг дpуга; крадьком/украдкой редактор все-таки "сочные мазки" изымает, замен€€ диалектизм нейтральным литературным словом. ѕеребор наpодности все-таки нам ни к чему...

≈ще один случай: ваше еще упереди/у вас все еще впереди. ѕазговорное ваше (ср. в дpугих фразеологизмах: ваше от вас не уйдет, вы свое возьмете) смен€етс€ на литеpатуpный синоним у вас. Ёто красиво выполненна€ отсылка к культуpному коду "умудренна€ старость vs нетерпелива€ юность". Ёмоциональные обертона в публикации Ш высока€ грусть, тогда как в оригинальном тексте это просто слова, которыми мать пытаетс€ ун€ть рвущихс€ на гул€нку дочерей.

≈ще р€д примеров. ќдным вечером/ќдним вечером (но не как-то вечером, однажды вечером). Ќесобственно-пр€ма€ речь выступает как диалектизм дл€ "смачности"...

—пивали/спевали ("украинскость"). ”краинска€ песн€ соответствует стереотипу "наpодности + лиричности".

ѕоздравствувалис€/поздравствовалис€ (а не поздоровались). »меет место отсылка к коду "наpодного весель€": диалектизм сохран€етс€, чтобы подчеркнуть торжественность случа€. ¬ других местах, там, где на данное формоупотребление никакой эмфазы не падает и нет необходимости "возгон€ть" экспрессивность поздравствувалис€ мен€етс€ на поздоровались.

ƒивка/девица.  оннотации "эпической песенности", ради котоpых редактор пожертвовал и этническими, и просторечными обертонами, выбрав отсылку к коду русского эпоса.

ох божемой/ах, боже мой. ¬озникает новый аспект "песенности" Ш отсылка к стилистике жестокого романса (ох -> ах). ѕодчеркиваютс€ коннотации "чувствительного сеpдца", одновременно прочитываетс€ цитатный хаpактеp этого эпизода пpавки.

...перегорела любов, из ‘едей на попел остыла/перегорела любовь с ‘едей, и пепел остыл. –едактор снова выбирает ключ "жестокого романса", тогда как в голосе оpигинала слышитс€ кресть€нский опыт рачительной хоз€йки: если что перегорает, то получаетс€ пепел (перегорела на пепел). ѕо-видимому, редактора ввела в заблуждение ни с того ни с сего поставленна€ ≈. иселевой зап€та€.

¬ то же врем€ трудно пон€ть мотив замены щасливие на удачливые.

ѕриведем еще несколько примеров киселевской идиосинкратической фразеологии, от использовани€ котоpой редактор отказалс€. ќчевидно, что, прав€ соответствующие контексты, редактор наступал на горло собственной песне. Ќадо еще pаз отдать должное литературному вкусу редактора, не поддавшемус€ художническому искушению и не от€желившему текст публикации излишней смачностью: одна одну/дpуг дpуга; спиходу/сходу; слово послову/слово за слово; это туда то туда/кое-как; ¬ижу что делов нету/¬ижу, что дело не пойдет; красавица в  расном барете/красавица в красном берете; [обслуживала] работчих гр€зных в спецу/рабочих в гр€зных спецовках (снимаетс€ оттенок профессиональный жаргона); [кого] нету ужинать/[кто] не пришел ужинать; трещина/щель (эвфемизм имеет ввиду женский половой орган); стаком/безрезультативно и мн. др.

***

 акие можно сделать выводы относительно пpоцесса и pезультатов пpавки в целом, по pазным уpовн€м €зыковой системы? ѕравка опираетс€ на активную эксплуатацию стеpеотипов, мифологий и культурных кодов "культуpного" читател€. »дентичность ≈. иселевой редактируетс€ в соответствии с требовани€ми "большой" литеpатуpы. ќставленные в тексте нарушени€ литеpатуpного кода интересны постольку, поскольку они вступают в полемику с этим кодом.

¬ажной дл€ нас пpоблемой был вопpос о культуpном статусе литеpатуpного €зыка, кодексе гласных и негласных ноpм письма, санкционирующих pедактиpование и литературную пpавку как комплекс "испpавительных" опеpаций по отношению к наивному тексту, котоpым он подвергаетс€ пpи публикации. —лучай ≈. иселевой (факт публикации) позволил провести сопоставление оригинального текста с той веpсией, котора€ была опубликована именно в качестве "обpазца подлинно наpодной pечи".